МУЗЕЙНО-МЕМОРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС
«ИСТОРИЯ ТАНКА Т-34»
Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы
141052 Московская область, городской округ Мытищи, деревня Шолохово, дом 89А
Обратная связь Купить билет
Главная / ИНТЕРНЕТ-ВЫСТАВКИ

ИНТЕРНЕТ-ВЫСТАВКИ

 

         В этом году исполняется 80 лет со дня начала трагического периода в истории нашего Отечества – Великой Отечественной войны советского народа против нацистской Германии.

      Эвакуация промышленности СССР в восточные районы страны, в годы Великой Отечественной войны, до настоящего времени остается беспрецедентным в мировой истории примером реализации государством комплекса организационных и технических мероприятий, направленных на перемещение материальных и людских ресурсов вглубь территории страны с целью предотвращения их захвата противником и развертывания новой производственной базы в интересах обеспечения обороноспособности.

        Характерной особенностью советской экономики 1930-х гг.  была ее милитаризация, страна готовилась к войне.  Плановые ориентиры третьей пятилетки (1937-1942 гг.) делали основной акцент на увеличении объемов военного производства.   К началу войны в Советском Союзе успели создать развитую танковую промышленность, которая насчитывала несколько крупных центров производства. Один из них располагался на юге Советского Союза. В Харькове находился завод № 183 имени Коминтерна – колыбель легендарной «тридцатьчетверки». Серийное производство танков Т-34 удалось наладить в Харькове в 1940 г. К маю 1941 г. Харьков был первым по величине городом Украины (население 901 тыс. человек) и третьим в СССР, с развитой индустриальной, военно-промышленной и транспортной инфраструктурой (крупнейший транспортный узел Европы). Город обладал мощным мобилизационным ресурсом.

     Началась война. В полосе наступления  группы армий «Юг» возникла угроза прорыва немецких моторизованных частей и охвата ими с севера основных сил Юго-Западного фронта. Советское командование принимает решение нанести контрудар силами нескольких мехкорпусов. 23-30 июня 1941 г. произошло одно из крупнейших танковых сражений в мировой истории: в треугольнике Луцк-Дубно –Броды действовали 3400 шести советских механизированных корпусов против 728 немецких танков первой танковой группы.  Однако, не смотря на «табличное» преимущество в количестве танков,  действия мехкорпусов не достигли успеха, единого мощного удара не получилось. Потери советских танков составили 2648 машин.

               

Танки 152 отдельного танкового батальона 19 танковой дивизии 22 механизированного корпуса после боя 24 июня 1941 года. Шоссе Владимир-Волынский — Луцк у д. Холопичи

Тем не менее, активные действия войск Юго-Западного фронта летом 1941 г., в отличие от действия войск Западного направления, вселяли уверенность в том, что удастся отстоять территорию страны.  Но постепенно идея неизбежности оставления запада Европейской территории страны, и, как, следствие, потеря гигантских материальных и людских ресурсов, стала очевидна для советского руководства.

Уже  24 июня 1941 г. совместным постановлением ЦК ВКП (б) и Совета Народных Комиссаров «для руководства эвакуацией населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей» при Совнаркоме был создан Совет по эвакуации во главе с Н. М. Шверником (с 3 июля 1941 г.).

   В тот же день заместитель председателя СНК СССР, нарком среднего машиностроения Вячеслав Александрович Малышев выступил с докладом о насущных нуждах танковой промышленности на заседании Политбюро ЦК ВКП (б). В постановлении по докладу была поставлена задача создания производства танков в Поволжье и на Урале, увеличение выпуска танков КВ, Т-34, Т-50, арттягачей и танковых дизелей.

Нарком среднего машиностроения(с сентября 1941 г. нарком танковой промышленности) В.А. Малышев

    Первоочередные цели эвакуации определялись постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 27 июня 1941 г. «О порядке вывоза и размещения людских контингентов». Вывозится на Восток должны были квалифицированные рабочие и служащие, женщины, старики и молодежь. Несколько позднее был утвержден порядок демонтажа и погрузки оборудования.

   В постановлении Государственного Комитета Обороны № 421сс от 7 июля 1941 г. говорится: «В размещении предприятий, подлежащих эвакуации из угрожаемых зон преимущество должно быть отдано авиационной промышленности, боеприпасов, вооружения, танков и бронеавтомобилей, металлургии цветной и специальных сталей, химии».

 

  1 июля 1941 г. ГКО принимает дополнительное  решение о всемерном развитии производства танков, чтобы компенсировать потери в технике в первые недели войны.

 11 сентября 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР и постановлением ГКО № 659 был создан Народный Комиссариат Танковой Промышленности во главе с заместителем председателя СНК В. А. Малышевым и « танковое производство» стало одним из первых задач государства. Малышеву пришлось заниматься вопросами эвакуации танковых заводов, в том числе и завода № 183, на восток.

    Тем временем, немецкие войска группы армий «Юг», согласно директиве ОКВ № 34 от 30 июля должны были сосредоточить свои усилия на разгроме войск Юго-Западного фронта в районе Киева и выходу 1 танковой группы на восточный берег Днепра. В конечном счете это привело к катастрофе: восточнее Киева 15 сентября 1941 г. замкнулось гигантское кольцо вокруг 5-й, 21-й, 26-й и 37-й советских армий. В ночь на 19 сентября советские войска оставили Киев. Поражение под Киевом стало тяжелым ударом для Красной Армии. По данным Генштаба Вооруженных Сил РФ советские потери составили свыше 700 тыс. человек. Поражение Юго-Западного фронта открывало противнику дорогу на Восточную Украину и Донбасс.

 

Катастрофа окружения войск Юго-Западного фронта под Киевом создала прямую угрозу  быстрого захвата Харьковского промышленного района

   Осознавая всю серьезность положения под Киевом, ГКО принимает постановление № 667сс от 12 сентября 1941 г. об эвакуации завода № 183 на площади Уральского вагоностроительного завода в Нижний Тагил.

                                                                       

Директор завода № 183 Юрий Евгеньевич Максарев доводит приказ Народного Комиссара танковой промышленности до руководящих служб завода и тогда же им был организован штаб эвакуации.

Директор завода №183 Ю.Е. Максарев

   Директор завода обязан был ежедневно докладывать о ходе мероприятий по эвакуации вышестоящим органам.

   «Сложнейшая операция перебазирования такого предприятия требовала тщательной подготовки и планирования так, как тысячи наименований оборудования необходимо было демонтировать, упаковать и комплектно доставить на новое место с сопровождающей документацией для быстрейшей установки и ввода в строй в Нижнем Тагиле. При этом делать это нужно было в такой последовательности, чтобы здесь в Харькове, до последнего дня продолжать выпуск танков Т-34, остро необходимых фронту. А на новой площадке организовать их выпуск, притом в гораздо большем количестве».

   Первоначально планировалось отправить в эвакуацию 50% оборудования, станков, материалов и т.д., а  позже — оставшуюся половину.

Аэрофотосъемка Харькова, сделанная самолетом-разведчиком Люфтваффе 16 сентября 1941 г.

   17 сентября 1941 г. в Нижний Тагил вылетела группа из 15 руководящих работников завода во главе с главным инженером Пантелеймоном Мефодьевичем Кривичем и помощником директора по общим вопросам М. С. Ситцевым для организации работы по размещению завода на новых площадях.

   Выбор «Уралвагонзавода» в качестве основного центра производства танков Т-34 не был случайным решением. Еще в середине 1940 г. начался поиск предприятия-дублера для массового производства танка в военный период. Первоначально для этого предназначался Сталинградский танковый завод. Однако Генштаб и НКСМ сочли этот вариант недостаточным для условий военного времени, и настояли на определении в качестве основного дублера Уральский вагоностроительный завод в Нижнем Тагиле —   завод с поточно-конвейерным принципом производства замкнутого цикла, с мощной металлургической базой, энергетическим хозяйством и выгодным географическим положением.  Именно поэтому сюда в 1941 г. в связи с приближением линии фронта к Харькову были эвакуированы 12 предприятий, в том числе завод № 183, Харьковский тракторный и Мариупольский металлургический.

   Для создания подобных мощностей в другом месте потребовалось бы не менее 8-10 лет. Надо добавить, что специалисты ХПЗ знакомились с металлургической базой УВЗ еще в начале 1930- х гг.

   Уже 18 сентября 1941 г. с завода ушел первый эшелон увозивший группу конструкторов, технологов, а также техническую документацию, модели, штампы и уникальные станки.

                                                                  Чертеж (калька) продольный разрез танка Т-34

Начальником эшелона был назначен заместитель главного конструктора – начальник конструкторского бюро «520» отдела 500 (танкового) Николай Алексеевич Кучеренко. Вместе с родителями ехала и пятилетняя Лариса Кучеренко, в будущем создатель музея «Истории танка Т-34» Лариса Николаевна Васильева. Вот одно из ее самых ранних стихотворений:

Бегут, как овечки, теплушки

Коровой ревет паровоз,

Летят серебристые стружки

С пристанционных берез.

Какое хорошее лето,

Смешное поют провода.

Я еду, я еду, я еду

И даже не знаю — куда!

Как низко летят самолеты,

Над поездом вьются они

Я. Кажется, вижу пилотов:

-Эй ты, дурачок, догони!

А ну, подлетай-ка немножко,

Меня не догнать все равно! –

Веселое слово «бомбежка»,

С «картошкою» схоже оно…

(Л. Васильева «Эвакуация»)

                   

Пропуск, дающий право на посадку в жд эшелон                       Беженцы и эвакуироваемые на улице Харькова

                                                 

Начальник КБ-520 Н.А. Кучеренко                                               Лариса Кучеренко(Васильева) с матерью

 

                                           Участник эвакуации, инструментальщик Владимир Тихонович Свистов,

чей альбом хранится в фондах нашего музея, на одном из своих рисунков изобразил железнодорожный состав, идущий на Восток. И в статье «Уральскую марку не уронили» в газете «Машиностроитель» 2 апреля 1986 г. он вспоминал: «…вдалеке от прифронтовой полосы на пути к станции Узловая нас догнали немецкие бомбардировщики и обстреляли эшелон. Целый месяц мы были в дороге, насмотрелись и натерпелись всякого».

              

   Как вспоминал начальник моторного отдела А. Я. Митник: «Объявили эвакуацию, Морозов сказал (А. А. Морозов-главный конструктор): «Ничего не берите с собой, скоро вернемся». «Мы тоже были уверены – ненадолго едем. Паковали чертежи. Дома не ночевали. Сами грузили чертежи и станки в «пульманы». Когда приехали, моя семья поселилась в клубе на полу. Отделялась стульями семья от семьи».

                          

                           А.Я. Митник-начальник моторного отдела                     Главный конструктор завода №183 А. А. Морозов

 

Люди уезжали из теплого Харькова, когда на Украине было «бабье лето». А в вагоне -«теплушке» было так душно, что пришлось молодой женщине в ярком платье взять в руки веер. В чемодане эвакуированного помещался практически весь скромный гардероб рабочего завода. «Надо взять фотоаппарат, сделать фотографию Уральских гор и тайги, которых никогда не видел» — думал конструктор КБ-520, поправляя на носу лорнет. Нас ждет сказочный (как у Бажова) и суровый Урал». Несмотря на шок от начавшейся войны, а ведь кто-то из родных и близких остался в Харькове и что с ними будет, если придут оккупанты;  заводской музыкант брал в руки тульский баян и запевал веселую песню с оптимизмом и верой в обязательную победу над врагом и так до самого Урала.

                               

Знаменитая «теплушка»-Нормальный Товарный Вагон,                                                    Веер

переоборудованный под перевозку людей или лошадей

                     

Лорнет                                                                                                 Фотоаппарат «Prontor»

                               

                  Ключ вагонный железнодорожный                                                                            Счеты

   Процесс прибытия «теплушек» с эвакуированными  и разгрузки станков и оборудования с одной из платформ, изображен на диораме художника-моделиста А. Н. Можаева. На платформы грузилось так называемое «незавершенное производство», то есть детали, узлы, комплектующие, заготовки, сортовой металл, вооружение и прочее. Именно здесь в Нижнем Тагиле «седой Урал» будет ковать Победу. Однако завод не эвакуировали до последней возможности, так как в тот момент остальные предприятия танковой промышленности также были « на колесах», либо, как Сталинградский тракторный,  только начали разворачивать серийное производство, и поступление новых машин в действующую армию зависело только от завода № 183.

   На фотографии из альбома В. Т. Свистова «Вагонка. Проспект Вагоностроителей, построенный на месте бараков и землянок военного времени»

      Вагонка. Проспект Вагоностроителей                                          Вагонка. Бывший госпиталь.

   

                 Гостиница «Северный Урал»                                             Клуб железнодорожников

вы можете представить, в каких условиях жили работники завода в годы войны. Копия «Плана землянки» из альбома проектов упрощенного типа, предназначенных для строительства поселков при эвакуированных предприятиях представлена на  данной интернет-выставке.

                                                  

План землянки из альбома временных общежитий и землянок, разработанного Наркоматом строительства СССР для размещения рабочих и ИТР, 1941 г.

В таких вот условиях, как вспоминал В. Т. Свистов, люди работали по 12-14 часов в сутки без выходных все годы войны, выполняя лозунг: «Даешь больше танков фронту!»

                            

В. Т. Свистов. Двор по улице Первомайской, декабрь 1941 г.               В. Т. Свистов «На работу», 11.II.1942 г.   

                        

Стенгазета «Инструментальщик» из альбома В. Т. Свистова                       В. Т. Свистов «Токарь», 1942 г.

   Последний, 41-й эшелон ушел с завода 18 октября 1941 г (за 6 дней до захвата Харькова гитлеровцами), увозя последние материальные ценности, продукты питания  (на вагоне было специально написано »Детали Ходукина»  для конспирации), техническую библиотеку и сотрудников завода.

   19 октября 1941 г. территорию завода оставила колонна тягачей «Ворошиловец» и автомашин с последней группой работников во главе с директором завода Максаревым и парторгом ЦК ВКП (б) на заводе С. А. Скачковым.

                 

                                                      Извещение об отгрузке последних 19 танков Т-34 с завода №183 в г. Харькове

 

                 Сообщение от 12 октября 1941 районного инженера Д.Козырева в БТУ КА об эвакуации завода №183

 

      Аэросъемка Харькова, 1942 г. Слева направо: район завода ХЭМЗ, центральная часть города, район завода №183

   25 ноября 1941 г. в полдень последний эшелон прибыл на территорию УВЗ. Максарев со своей колонной обогнал на 18 дней. 31 октября 1941 г. он принял на себя обязанности директора и УВЗ и завода № 183.   Они слились воедино.   18 декабря 1941 г. по поводу сборки первого танка Т-34 на заводе был проведен торжественный митинг.  К концу года эшелон с 25 нижнетагильскими танками ушел на фронт.

   Таким образом, в результате эвакуации завода № 183 и еще 12 предприятий машиностроительного и металлургического профиля, в Нижнем Тагиле на площадях Уральского вагоностроительного завода было создано ведущее в нашей стране предприятие по выпуску танков Т-34,  на карте мира возник один из крупнейших центров танкостроения.

                                                                                    Установка двигателя, 1942 г.

                                                                                                    Корпусный цех

                                                                              Шлифовка башни танка Т-34, 1942 г.

          В настоящее время корпорация «Уралвагонзавод» является единственным в нашей стране предприятием по выпуску танков.

          Итоги эвакуации: всего было эвакуировано 5234 работников, из них рабочих-2859, ИТР-1450, служащих -119, 2721 металлорежущих станков, 110 вагонов-деталей и заготовок, 435 сварочных аппаратов, 348 вагонов-материалов и комплектов изделий, 754 штампа, 820 тысяч наименований инструмента и других материальных средств. Всего 3000 железнодорожных вагонов. А в1940 г. здесь работало почти 18 тысяч рабочих и 3,5 тысячи ИТР. Всего прибыло 8758 человек. В общей сложности из Харькова в Нижний Тагил удалось эвакуировать 10% рабочих и 20% ИТР.

   Главную роль в осуществлении эвакуации завода № 183 сыграл самоотверженный труд коллектива. Люди работали с громадным напряжением, сутками не покидая заводских цехов, чтобы своевременно и как можно полнее демонтировать и погрузить оборудование и другие материальные ценности. Для работы в обстановке постоянных вражеских ударов с воздуха, нужны были исключительная выдержка, мужество, самопожертвование, преданность делу, чтобы в таких условиях, проделать огромную титаническую работу.

   «Повесть о том, как целые предприятия и миллионы людей были вывезены на восток, как эти предприятия были в кратчайший срок и в неслыханно трудных условиях восстановлены и как им удалось в огромной степени увеличить производство в течение 1942 года – это прежде всего повесть о невероятной человеческой стойкости» писал Александр Верт, английский публицист, в годы войны корреспондент радиостанции Би-Би-Си и газеты «Санди таймс» в Советском Союзе.

   Эвакуация позволила спасти огромные производственные и людские ресурсы, сыгравшие важнейшую роль в налаживании работы по обеспечению фронтовых нужд. Многие эвакуированные заводы, в том числе завод № 183, дали основу для послевоенного и современного потенциала тыловых районов страны. В целом, хотя эвакуация и сопровождалась определенными, зачастую неизбежными потерями, но все поставленные изначально задачи были в итоге успешно достигнуты.

   По мнению Маршала Совестского Союза Г. К. Жукова, эвакуация по своей значимости оказалась равной «величайшим битвам второй мировой войны».

   Эвакуация советской промышленности в годы Великой Отечественной войны по своим масштабам и срокам является уникальным явлением, не имеющим аналогов в истории.

    При создании интернет — выставки использованы материалы из фондов Государственного Бюджетного Учреждения Культуры города Москвы «Музейно-Мемориального Комплекса «История танка Т-34».

Источник: РГАЭ Фонд 8115 Опись 8 Дело 87 лист 111 (по данным сайта www.t-34inform.ru)

ПРИКАЗ
НАРКОМА СРЕДНЕГО МАШИНОСТРОЕНИЯ СССР.
№ 530
«12» сентября 1941 года.

Довожу до сведения, что Указами Президиума Верховного Совета СССР от 11 сентября 1941 г. образован общесоюзный Народный Комиссариат Танковой Промышленности с включением в его состав танковых, дизельных и броневых заводов;
Народным Комиссаром Танковой Промышленности назначен тов. МАЛЫШЕВ В.А., с освобождением от работы Наркома Среднего Машиностроения;
Народным Комиссаром Среднего Машиностроения назначен АКОПОВ С.А.
Постановлением Совнаркома СССР от 11 сентября утвержден следующий состав предприятий и организаций Наркомата Танковой Промышленности, передаваемых из Народного Комиссариата Среднего Машиностроения, согласно приложению № 1.
Этим же постановлением Народному Комиссариату Танковой Промышленности передано 3-е Главное Управление Наркомсудпрома с предприятиями, согласно приложению № 2 и предприятия из других наркоматов, согласно приложению № 3.

Народный Комиссар Среднего Машиностроения
подпись (В. Малышев)

ПРИКАЗ
Народного Комиссара Танковой промышленности Союза ССР
№ 4

г. Москва

13 сентября 1941 г.

Во исполнение постановления ГКО от 12.IX-1941 г. за № 667сс об эвакуации завода № 183 и Мариупольского завода приказываю:
1. Директору завода № 183 тов. Максареву приступить к эвакуации оборудования и кадров завода № 183 на площади Уралвагонзавода в гор. Нижний Тагил.
2. Установить следующий порядок и сроки эвакуации завода № 183:
а) первая очередь – 50% действующего оборудования, занятого на производстве танков Т-34 вместе с кадрами рабочих и ИТР.
Эвакуацию закончить к 10 октября 1941 года;
б) вторая очередь – остальные 50% действующего оборудования, занятого на производстве танков Т-34 и все остальное оборудование завода, занятое на производстве арттягачей.
Эвакуацию второй очереди начать после установки и пуска в действие первой очереди.
3. Обязать директора завода № 183 тов. Максарева:
а) обеспечить в период эвакуации завода выпуск танков Т-34 по 7 штук в день и через два месяца после полной эвакуации завода выпуск 15 танков Т-34 в день на Уралвагонзаводе;

  1. Обязать директора Уралвагонзавода тов. Александрова:
    а) к 1 декабря с.г. построить на Уралвагонзаводе две мартеновские печи (кроме двух вводимых в эксплоатацию);
    б) к 1 ноября с.г. построить на Уралвагонзаводе фундамент под листопрокатный стан;
    в) построить на Уралвагонзаводе деревянных стандартных домов на 40.000 человек, их них:
    к 1 ноября – на 10.000 чел.
    к 1 декабря – на 15.000 чел.

Источник: РГАЭ Фонд 8752 Опись 4 Дело 2 лист 5 – 6 (по данным сайта www.t-34inform.ru)

*******

 

«Хочешь мира – готовься к войне» – краткая и емкая формула определявшая состояние, в котором прибывала Европа в тридцатые годы XX века. Оправившись от последствий Первой мировой войны, учтя ранее допущенные ошибки, призвав на помощь научно-технический прогресс, она начинает процесс перевооружения своих армий. Не отстает от своих соседей и Германия, жаждущая реванша за поражение в минувшей войне.

В этих условиях наша страна, перенеся все тяготы мировой войны, две революции, смену общественно-политического строя, гражданскую войну и интервенцию, едва начав мирное строительство, вынуждена была вплотную заниматься укреплением своей обороноспособности. Первые успехи индустриализации направлены на повышение технической оснащенности войск. На смену устаревшим образцам вооружения и военной техники приходили более совершенные, вполне сопоставимые с образцами потенциальных противников.

В нашем обществе, с середины 80-х годов прошлого века, бытует устойчивое  мнение, что к началу войны бойцы и командиры Красной Армии были плохо экипированы, оснащены и вооружены устаревшим оружием.

Подготовленная к 80-летию начала Великой Отечественной войны сотрудниками музея выставка предлагает посетителям составить свое мнение по этому вопросу.

Стальной шлем – элемент боевой экипировки военнослужащего, предназначен для защиты головы от пистолетных пуль, осколков разорвавшихся боеприпасов, кусков земли и камней.

Состоит из: корпуса (колпака); подтулейного устройства; подбородочного ремня. Дополнительно в комплект могут входит маскировочные чехлы.

К основным тактико-техническим характеристикам стальных шлемов относятся: масса (кг); защита головы от удара (+/-); дистанция 100% непробития пулями (м); противоосколочная стойкость при скорости 50% (м/с) осколка массой (г) и диаметром (мм).

Результаты сравнительных испытаний, проведенные в 1942 г. показали большую пулестойкость стальных шлемов советского производства по сравнению с немецкими.

Наименование: Стальной шлем обр. 1940 г. (СШ-40).

Место и время изготовления: СССР, Лысьвенский металлургический завод. 1940-е гг.

Период бытования: 1940-1980-е гг.

Материал, техника изготовления: сталь, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

масса – 1250 гр;

толщина стенок – 1,2 – 1,4 мм;

материал – легированная сталь 36 СГ;

выпускался трех размеров: 1-й – до 55 см, 2-й – 56-59 см, 3-й – более 60 см.

Точная подгонка под размер головы осуществлялась шнуром.

Аннотация:

В 1939 г. на смену стального шлема обр. 1936 г. принят стальной шлем обр. 1939 г. (СШ-39).

По опыту боев советско-финской войны конструкция подтулейного устройства была изменена, шлем с новым подтулейным устройством получил индекс СШ-40 (стальной шлем обр. 1940 г.).

Шлемы окрашивались в защитный зеленый цвет. На лобовой части могли наносится зведы красного цвета.

К началу Великой Отечественной войны на снабжение личного состава армий Западных военных округов находились стальные шлемы обр. 1939 и 1940 гг. Во внутренних округах, воинских частях технического и тылового обеспечения оставалось большое количество стальных шлемов обр. 1936 г. За годы Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Лысьвенский металлургический завод (завод № 700) изготовил свыше 10 миллионов шлемов. Производство СШ-40 продолжалось до конца 1960-х годов. В 1968 г. на смену СШ-40 принят стальной шлем обр. 1968 г. (СШ-68).

Наименование: Стальной шлем обр. 1935 г. (нем. — Stahlhelm M35).

Место и время изготовления: Германия. 1930-е годы.

Период бытования: 1935-1945 гг.

Материал, техника изготовления: металл, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

масса – 1300 гр;

толщина стенок – 1 – 1,15 мм;

материал — легированная углеродистая сталь с добавлением молибдена.

выпускался семи размеров: 60-й, 62-й, 64-й, 66-й, 68-й, 70-й и 72-й. Шлемы 60-го, 68-го, 70-го и 72-го размеров составил около 10% от общего числа, при этом каски 70-го и 72-го размера были изготовлены небольшой партией.

Аннотация:

Принят на снабжение 25.06.1935 г., взамен устаревших стальных шлемов периода Первой мировой войны. Производился до 1940 г. В 1940, 1942, 1945 гг. в технологию изготовления и материал вносились изменения с целью упрощения конструкции и удешевления производства, новые шлемы имели соответствующие индексы М40, М42, М45.

На 22 июня 1941 г. на снабжение личного состава Вермахта состояли стальные шлемы М35, М40. Как и в РККА, части тылового и технического обеспечения имели на снабжение шлемы периода Первой мировой войны ‑ М16, М17, М18.

Шлем окрашивался в тусклый серо-зелёный цвет «фельдграу» и на него наносились декали и опознавательные эмблемы: с правой стороны ‑ национальный геральдический щит в белую, красную и чёрную наклонную полосу (до 1940 г.), с левой – декаль эмблемы по принадлежности к роду, виду вооруженных сил (сухопутные войска, военно-воздушные или военно-морские силы, СС или полиция).

Характерной особенностью М35 являются две вентиляционные втулки, изготавливаемые в виде заклепок с отверстием по оси, которые расклепывались изнутри корпуса шлема.

Германия поставляла свои каски армиям некоторых союзных государств, в Венгрии и Аргентине шлемы выпускались по лицензии. В настоящее время стальной шлем подобной конструкции состоит на снабжение Вооруженных Сил Республики Чили.

Художественный образ советского солдата с надетым стальным шлемом олицетворял в Советском Союзе и странах антигитлеровской коалиции ‑ ВОИНА-ОСВОБОДИТЕЛЯ, в то время как расхожий штамп немецкой пропаганды ‑ образ солдата вермахта с резкой тенью, отбрасываемой козырьком на лицо ‑ ассоциировался с образом ненавистного врага.

*******************************

       На 22 июня 1941 г. основным видом индивидуального стрелкового оружия пехоты РККА и Вермахта были самозарядные пистолеты и магазинные винтовки.

Наименование: 7,62 мм самозарядный пистолет обр. 1933 г. (пистолет ТТ).

Место и время изготовления: СССР, Тульский оружейный завод. Приведен в состояние массо-габаритного макета в 2014 г.

Период бытования: 1933 – по н.в.

Материал, техника: Металл, пластик, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

масса – 840 г;

длина – 196 мм;

скорострельность – 30 выстр/мин;

начальная скорость полета пули – 420 м/сек;

эффективная дальность стрельбы – 25 м;

вид боепитания – магазин на 8 патронов.

Аннотация:

Разработан советским конструктором ТОКАРЕВЫМ Фёдором Васильевичем в 1930 г. в рамках конкурса, объявленного с целью замены револьверов и пистолетов, в том числе иностранного производства, находившихся на вооружение РККА.

В начале 1934 г модернизированный пистолет обр. 1930 г. принят на вооружение под наименованием «7,62-мм самозарядный пистолет обр. 1933 г.».

К 22 июня 1941 г. на вооружение РККА поступило около 600 тыс. шт. В годы Великой Отечественной войны являлся основным личным оружием офицеров и генералов Советской Армии.

Пистолет отличается простотой конструкции и как следствие — невысокой себестоимостью и лёгкостью в обслуживании.

В Вермахте трофейные пистолеты получили обозначение Pistole 615(r).

Производство продолжалось до 1952 года, в Советской Армии состоял на вооружение вплоть до 1960-х годов. Пистолет выпускался по лицензии в КНР, КНДР, Венгрии, Польше, Румынии и Югославии. До настоящего времени состоит на вооружении в некоторых странах.

Наименование: Кобура для пистолета ТТ.

Место и время изготовления: СССР. 1940-е гг.

Период бытования: 1930 – по н.в.

Материал, техника: галантерейная кожа глянцевого коричневого цвета, металл, промышленное производство.

Размер: 22,0×16,7 см

Аннотация:

Кобура входила в состав походного снаряжения командного состава пехоты обр. 1930 г. и предназначалась для ношения личного оружия. Носилась на поясном ремне справа, были варианты для ношения на плечевом ремне. На корпус кобуры нашивался карман для запасной обоймы и шлейка для шомпола.

Выпускались в различных вариантах с 1933 до конца 1970-х годов.

Наименование: 9 мм самозарядный пистолет Люгера (нем. — P08). Макет.

Место и время изготовления: Испания, Denix S.A. 2000-е гг.

Период бытования: 1908 г. – по н.в.

Материал, техника: Металл, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

масса – 880 г;

длина – 217 мм;

скорострельность – 32 выстр/мин;

начальная скорость полета пули – 320 м/сек;

эффективная дальность стрельбы – 25 м;

вид боепитания – магазин на 8 патронов.

Аннотация:

Принят на вооружение кайзеровской армии в качестве штатного оружия 2 августа 1908 г. под наименование P08 (Pistole 08). После принятия на вооружение название «Парабеллум» использовалось только для коммерческих пистолетов.

После поражения в Первой мировой войне, по условиям Версальского договора, производимые в Германии пистолеты, не могли иметь длину ствола более 100 мм и калибр более 8 мм. С приходом Гитлера к власти, ограничения наложенные договором были проигнорированы.

За период 1933 — 1945 гг. Вермахт получил более 1,3 млн. пистолетов этой марки.

Главным достоинством пистолета были высокая надёжность и точность стрельбы. Низкая начальная скорость полета пули обеспечивала высокое останавливающее действие.

Состоял на вооружении армии Германии до 1945 г. С 1938 г. заменялся пистолетом P38.

Наименование: Кобура для пистолета Р08 .

Место и время изготовления: Болгария. 1940-е гг.

Период бытования: середина XX в.

Материал, техника: натуральная кожа светло-коричневого цвета, металл, промышленное производство.

Размер: 21,5×16,5 см.

Аннотация:

Кобура к P-08 изготавливалась из кожи. В 1941 г. в Германии вышло предписание окрашивать кобуру пистолета только в чёрный цвет. Крышка кобуры удерживается при помощи кожаного ремешка, который пристёгивался к металлической застёжке. На передней стороне кобуры имеется небольшой карман для ношения дополнительного магазина. Под крышкой расположен карман для инструмента, застёгивающийся на металлическую запонку. Обычно в нём хранился ключ для разборки пистолета. На задней стороне пришиты две кожаные петли для ношения кобуры на поясном ремне. Пистолет в кобуре носился на поясном ремне с левой стороны.

************************************

Наименование: 7,62 мм самозарядная винтовка системы Токарева обр. 1940 г. (СВТ-40). СССР.

Место и время изготовления: Тульский оружейный завод, 1941 г.

Материал, техника: Металл, дерево, брезент, промышленное производство. Приведена в состояние массо-габаритного макета в 2014 г.

Датировка: 1940 г. – по н.в.

Тактико-технические характеристики:

масса винтовки – 3,8 кг;

длина винтовки ‑ 1226 мм;

скорострельность – до 25 выстр/мин;

начальная скорость полета пули – 830 м/сек;

эффективная дальность стрельбы – 400 м;

вид боепитания – магазин на 10 патронов.

Аннотация:

«7,62 мм самозарядная винтовка системы Токарева обр. 1940 г. (СВТ-40)» принята на вооружение РККА постановлением Комитет Обороны СССР от 13 апреля 1940 г.

Предназначалась в качестве основного индивидуального стрелкового оружия советской пехоты. По предвоенным штатам в стрелковой дивизии полагалось иметь 3307 ед. СВТ-40, при этом в стрелковом взводе из 33 солдат двое вооружались СВТ-40 в снайперском варианте. Неавтоматические винтовки предназначались для личного состава подразделений и частей технического и тылового обеспечения.

По плану 1941 г. предполагалось выпустить 1,8 млн. шт., в 1942 — 2 млн. Серийное производство началось 1 июля 1940 г.

На 22 июня 1941 г. стрелковые части и соединения Западных военных округов были укомплектованы СВТ-40 до штатной потребности.

Несмотря на сложность конструкции, при правильном обслуживании, обладая высокой скорострельностью, это оружие не создавало особых проблем и служило верой и правдой.

В руках снайперов и морских пехотинцев винтовка показала хорошие боевые качества.

Приказом Государственного Комитета обороны СССР в феврале 1945 г. снята с производства.

Немецкая самозарядная винтовка G43 имела аналогичную СВТ систему отвода пороховых газов.

Наименование: 7,62 мм винтовка обр. 1891/1930 г.

Место и время изготовления: СССР. Тульский оружейный завод.

Материал, техника: Металл, дерево, брезент, заводское изготовление. Приведена в состояние массо-габаритного макета в 2014 г.

Датировка: 1930 г. по н.в.

Тактико-технические характеристики:

масса винтовки – 4,5 кг;

длина винтовки ‑ 1232 мм;

скорострельность – 10 выстр/мин;

начальная скорость полета пули – 870 м/сек;

эффективная дальность стрельбы – 400 м;

вид боепитания – магазин на 5 патронов.

Аннотация:

Приказом Реввоенсовета СССР от 28 апреля 1930 г. на вооружение РККА принята «7,62-мм винтовка обр. 1891/1930 гг.»

Винтовка является дальнейшей модернизацией 7,62 мм винтовки драгунского типа обр.
1891/1910 гг.

Производилась на Тульском, Ижевском и Сестрорецком оружейных заводах.

За хорошие эксплуатационные и баллистические качества — безотказность в работе, простоту в обращении, меткости боя – винтовка завоевала популярность у личного состава РККА и являлась наиболее массовым видом советского стрелкового оружия. Производилась и в снайперском варианте.

Снята с производства в 1945 г., всего за годы производства (с 1892 г.) было изготовлено около 37 млн. ед. в различных вариантах. До настоящего времени находит применение в вооруженных конфликтах.

Наименование: Фрагмент 7,92 мм магазинной винтовки Mauser 98k (ствол со ствольной коробкой).

Место и время изготовления: Германия. 1930-е гг.

Материал, техника: Металл, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

масса винтовки – 3,7 кг;

длина винтовки – 1110мм;

длина ствола со ствольной коробкой – 805 мм;

скорострельность – 15 выстр/мин;

начальная скорость полета пули – 760 м/сек;

эффективная дальность стрельбы – 400 м;

вид боепитания – магазин на 5 патронов.

Аннотация:

Винтовка «Маузер 98к» (Kurz – короткий) принята на вооружение Вермахта в 1935 г., конструктивно представляет незначительно изменённую с укороченным стволом винтовку Mauser 98.

В серийном производства с 1935 г., в годы Второй мировой войны выпускалась на заводах Германии, Австрии, Словакии.

Являлась наиболее массовым типом стрелкового оружия Вермахта. Отличалась простотой обслуживания и надежностью в эксплуатации, хорошими баллистическим свойствами.

Всего было выпущено около 14,5 млн экземпляров.

В 1942 г. на вооружение принят ружейный гранатомёт «Gewehrgranat Geraet 42», предназначенный для метания ружейных гранат.

*********************************

В качестве средств ближнего боя, на вооружение РККА и Вермахта находились ручные гранаты, гранатометы и выстрелы к ним.

Наименование: Ручная граната обр. 1933 г. (РГД-33).

Экспонат не содержит взрывчатых веществ и средств инициирования подрыва.

Место и время изготовления: СССР. 1940-е г.

Период бытования: 1933-1945 гг.

Материал, техника: Металл, промышленное производство. Приведена в состояние массо-габаритного макета.

Тактико-технические характеристики:

радиус сплошного поражения осколками:

без осколочной рубашки/ с осколочной рубашкой   — 5/30 м;

тип вв                                                                            — тротил;

масса гранаты                                                               — 500 г; (без осколочной рубашки);

масса оборонительного чехла                                     — 125/250 г;

масса заряда                                                                   — 200 г;

высота гранаты                                                              — 191 мм;

диаметр корпуса                                                            — 52 мм;

Аннотация:

РГД-33 (ручная граната Дьяконова обр. 1933 г.) принята на вооружение РККА приказом РВС СССР № 95 от 10 июня 1933 г. Относилась к гранатам оборонительно-наступательного типа.

Для применения в оборонительном варианте на корпус надевалась осколочная рубашка, которая выпускалась в двух вариантах, массой 125 и 250 г и представляла собой стальной цилиндр с насечками. Применение осколочной рубашки увеличивало количество осколков до 2500 ед.

Серийное производство началось в 1933 г. и закончилось в 1945 г.

Всего было изготовлено около 50 млн. гранат.

Конструкция гранаты считалась неудачной, была сложна в производстве и эксплуатации, имела большую массу, а также была опасна в обращении.

В 1942 г. на замену РГД-33 была принята граната РГ-42.

В Вермахте трофейные гранаты применялись под наименованием Handgranate 337 (r).

Наименование: Ручная противопехотная оборонительная граната Ф-1 с запалом конструкции Ф.В. Ковешникова.

Экспонат не содержит взрывчатых веществ и средств инициирования подрыва.

Место и время изготовления: СССР, 1940-е гг. Приведена в состояние массо-габаритного макета.

Период бытования: 1928 г. – по н.в.

Материал, техника: металл, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

радиус сплошного поражения осколками                  — 7 м;

тип ВВ                                                                            — тротил;

масса гранаты                                                                — 600 гр;

масса заряда                                                                   — 65 гр;

высота гранаты                                                              — 120 мм;

диаметр корпуса                                                            — 55 мм.

Аннотация:

Ф-1 — ручная противопехотная осколочная оборонительная граната дистанционного действия.

Принята на вооружение РККА в 1928 г. под наименованием «ручная граната марки Ф-1 с запалом системы Ковешникова Ф.В.»

Массово применялась во время советско-финской войны 1939-1940 гг., на фронтах Великой Отечественной войны, в войнах и военных конфликтах современности.

В 1942-43 гг. запал Ковешникова заменили унифицированным запалом УЗРГ.

Фугасное действие гранаты в замкнутом помещении многократно усиливается, вызывая контузии и баротравмы.

В 1938 г. на основе опыта применения ручных гранат советскими танкистами Ф-1 была рекомендована для вооружения танковых экипажей. В боекомплект танка Т-34 входило 25 шт.

Наименование: 30 мм универсальная (ружейно-ручная) осколочная граната GewehrSprenggranate 30.

Экспонат не содержит взрывчатых веществ и средств инициирования подрыва.

Место и время изготовления: Германия. 1940-е гг. Приведена в состояние массо-габаритного макета.

Материал, техника: Металл, пластмасса, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

масса гранаты                                     260 — 280 гр;

масса заряда                                        32 гр;

длина гранаты                                     142 мм;

диаметр гранаты                                 30 мм;

максимальная дальность стрельбы  250 м;

радиус поражения                              30 м.

Аннотация:

Осколочная граната ударного (при стрельбе из гранатомета) или дистанционного (при использовании в качестве ручной) типа. Предназначена для поражения живой силы противника на дальностях от 50 до 250 м.

Состоит из корпуса, взрывателя и донной части с нарезами. Стрельба гранатой производится из ружейной мортирки.

Наименование: Ручная осколочная граната Eihandgranaten 39 (M39), корпус.

Экспонат не содержит взрывчатых веществ и средств инициирования подрыва.

Место и время изготовления: Германия. 1940-е г.

Период бытования: 1939-1945 гг.

Материал, техника: Металл, промышленное производство.

Тактико-технические характеристики:

радиус сплошного поражения осколками     — 5 м;

радиус разлета осколков                                 — 15 м;

тип вв                                                               — амматол

масса гранаты                                                  — 220 гр

масса заряда                                                     — 110 гр

высота гранаты                                                — 98 мм

диаметр корпуса                                              — 60 мм

Аннотация:

Граната принята на вооружение вермахта в 1939 г. и применялась в течение всей Второй Мировой войны. До конца войны было произведено около 80 миллионов штук.

Корпус гранаты окрашивался в зеленый или серый цвета.

Окраска колпачка обозначала время задержки воспламенения: красный — 1 сек, синий — 4-4,5 сек,  жёлтый — 7-7,5 сек.

Конструктивно граната состояла из яйцевидного металлического корпуса, воспламенительного устройства и детонатора.

Граната пользовалась популярностью у личного состава вермахта. М39 практически в три раза легче другой массовой гранаты вермахта М24, форма корпуса удобнее в метании, а его герметичность практически исключала возможность осечки из-за попадания влаги.

Половину массы гранаты составлял заряд амматола, в отличие от советских гранат, в которых применялся тротил, вследствие чего по фугасному действию М39 соответствовала советским гранатам, а по осколочному ‑ была менее эффективна.

Существенным недостатком гранаты была необходимость её обязательного метания после выдёргивания запального шнура.

Трофейные гранаты массово применялась советскими солдатами. С целью их правильного и эффективного применения в 1942 и 1944 гг. Главным артиллерийским управлением Красной Армии было издано «Краткое описание ручных гранат».

По основным характеристикам средства ближнего боя РККА практически не уступали средствам, состоящим на вооружение вермахта, а по некоторым из них даже превосходили.

**********************************

 

Публикуется впервые (Жизнь и судьба Николая Лебеденко в документах и свидетельствах современников)

     Несмотря на то,  что сам «царь-танк» широко и давно известен,  личность его создателя – Николая Лебеденко – продолжала оставаться в тени забвения до наших дней. Нельзя сказать, что ему не было уделено внимания вообще, напротив – и сама машина имеет второе название «танк Лебеденко», и, как минимум, с 1933 года во всех сколь-нибудь серьезных работах, посвященных отечественному танкостроению, он упоминается. Другое дело, что фактической ценности эта информация не имеет: Лебеденко указывался то генерал-лейтенантом на русской службе, то капитаном, то инженером.

                                           

В романе Александра Бека «Жизнь Бережкова» и в снятом на его основе телефильме «Талант» Лебеденко вообще выведен в образе беспринципного дельца, пытающегося сделать состояние на военных заказах для армии за счет чужих идей.

                                          

Ни в одной работе за прошедшие без малого 80 лет не было приведено никаких точных данных об этом человеке – годы жизни, судьба, карьера – все это продолжало оставаться неизвестным.

Эта выставка – первый итог научно-исследовательской деятельности нашего музея по установлению обстоятельств, связанных с созданием самой крупной боевой машины в мире, первое  скрупулезное документальное восстановление биографии автора идеи — Николая Николаевича Лебеденко.

1879 – 1897 годы

Николай Николаевич Лебеденко родился 2 марта (по новому стилю) 1879 года в г. Москве в семье клинского купца 2-й гильдии Н.И. Лебеденко. Образование получил в частной гимназии Креймана (Москва, ул. Петровка, д.25), главной задачей которой являлась подготовка учащихся к поступлению в университет. Учебное заведение было одним из лучших в Москве, хотя и дорогим. Это был пансион, говоря современным языком – интернат. Высокое качество образования и строгая дисциплина  сделали гимназию привлекательным местом для обучения отпрысков многих влиятельных и известных семей Москвы.

                                         

1897 – 1903 годы. Учеба в Университете

В мае 1897 года Н. Лебеденко получает аттестат зрелости об окончании гимназии и подает заявление с просьбой о приеме на математическое отделение физико-математического факультета Московского императорского университета. За годы учебы Николая в университете он, по словам заслуженного профессора Н. Умова, «выдавался как один из лучших студентов».

Весной 1903 года как окончивший курс университета Лебеденко подает зачетное сочинение «Световые явления в магнитном поле» и блестяще проходит испытания, итогом чего становится получение им диплома 1 степени (диплома с отличием) об окончании Московского университета. Свою «альма-матер» он не покидает, будучи оставленным по кафедре физики на два года для подготовки к профессорскому званию. Ходатайствуя об этом, профессор Н.Умов отмечает следующее: «нередко обращал на себя внимание своею способностью к остроумным приспособлениям». В 1902 году Лебеденко еще до сдачи экзаменов отправляется на стажировку в Болонский университет, в лабораторию профессора Аугусто Риги. Характеризуя его деятельность в ней, профессор Умов особенно выделяет тот факт, что Лебеденко, помимо теоретической постановки ряда важных для науки вопросов  самостоятельно разработал методику испытаний и необходимые для них приборы, собственноручно их изготовил. Отметим и тот факт, что уже по состоянию на 1903 год Н.Н. Лебеденко свободно знает четыре языка: английский, немецкий, французский, итальянский.

                                                             

                                                                        1905 -1911 годы

С 1905 по 1911 год Николай Лебеденко выполняет обязанности внештатного лаборанта при физическом кабинете (без содержания). В тот период в Московском университете преподавали такие выдающиеся деятели русской науки как  Н.Е. Жуковский, Н.А. Умов, И.А. Каблуков, П.Н. Лебедев, К.Е. Тимирязев, С.А. Чаплыгин  и др. Для Лебеденко они были не просто учителями и наставниками, но коллегами, он был своим для этого круга. Как лаборант он указан среди участников XII Всероссийского съезда естествоиспытателей. Столь незначительная, на первый взгляд, должность не должна вводить в заблуждение: в то время лаборант – это фактически заведующий лабораторией, отвечающий за ее функционирование, проводящий в ней опыты, исследования, семинары и читающий лекции.  Подтверждением его весьма высокого социального положения может служить тот факт, что уже в 1908 году «Н.Н. Лебеденко, лаборант» упомянут в книге абонентов телефонной сети Москвы, емкость которой составляла тогда всего около 8000 номеров.

Может возникнуть вопрос – на какие средства жил Н. Лебеденко, будучи лаборантом без содержания?  Он активно и успешно преподавал:  в женской гимназии Алелековой (ул. Большая Никитская, д.46, ныне — музей военной формы РВИО), в мужском коммерческом училище им. Цесаревича Алексея, ныне — Российский государственный экономический университет им. Г.В. Плеханова (Стремянный пер. д.36) и др.

                                                                                                                                                                                                                                 

С 1 августа 1908 года он становится начальником службы распределения тока Московских городских железных дорог ( ныне – ГУП «Мосгортранс»), с годовым содержанием в 4200 рублей, что примерно соответствовало окладу депутата Государственной Думы того времени.

К 1911 году это уже зрелый, состоявшийся человек, отмеченный за свою деятельность на ниве науки и образования присвоением чина коллежского секретаря (10 класс в Табели о рангах, соответствует званию армейского поручика) и награждением орденом Станислава 3-й степени. Претерпело изменение и семейное положение – в феврале 1905 года Н.Н. Лебеденко, не имея возражений со стороны Университета, сочетается первым браком и в том же году у него рождается сын Лев.

                                                                         1909 -1917 годы

Общественная деятельность на ниве авиации, воздухоплавания и изобретательства

     Помимо  профессиональной деятельности, Николай Лебеденко самым активным образом принимает участие в общественной жизни, состоя членом множества обществ. Именно эта сторона его жизни и распахнула перед ним двери в самые высокие кабинеты, как об этом позже вспоминал А. Микулин, рассказывая о создании «танка».  Россию начала ХХ столетия не обошел стороной технический прогресс: бурное развитие автомобилей, авиации, телефонии, электричества повлекло за собой создание  массы негосударственных организаций, с помощью которых прогрессивная часть общества рассчитывала популяризировать эти технические новинки. Быть среди них означало быть в первых рядах – и не зрителей, а созидателей, творцов науки и техники.  В период с 1909 по 1917 год Н.Н. Лебеденко был членом Императорского Русского технического общества (Московское отделение, председатель автомобильного отдела), Московского спортивного автомобильного общества (техническая комиссия), Московского общества электротехников,  Московского общества воздухоплавания (секретарь), Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений имени Х.С. Леденцо-ва и др.

                                                                           

Особо стоит обратить внимание на Московское общество воздухоплавания и Общество содействия  успехам опытных наук (Леденцовское общество).  В деятельности общества воздухоплавания Лебеденко принимал самое непосредственное участие. На нем, как на секретаре лежали заботы  по организации выставок, авиационных недель, перелетов (в частности, 1-й междугородный перелет по маршруту Санкт-Петебург-Москва в 1911 году).   Одной лишь аппаратной работой деятельность Лебеденко не ограничивалась: он дважды совершает полеты на аэростате «Катэк», причем один полет – ночью. Стоит признать, что свой  вклад в развитие авиации в России Николай Лебеденко, безусловно, внес. Интересно посмотреть на состав руководства общества: председатель – командующий войсками Московского округа генерал П.А. Плеве, члены правления – московский голова  Н.И. Гучков, председатель Государственной думы А.И. Гучков, заслуженный профессор Н.Е. Жуковский. В состав руководства также входят – братья Рябушинские,  С.А. Чаплыгин и др. Деловая, политическая, военная и научная элита страны. Безусловно, что работа в окружении столь значимых персон давала Лебеденко известные преференции. Не менее значимым в его жизни стало членство в Леденцовском обществе. Оно было организовано согласно завещанию   вологодского купца 1-й гильдии Х. С. Леденцова   группой профессоров-естествоиспытателей во главе с Н. А. Умовым.  Все ведущие ученые, профессора Московского университета и Московского технического училища входили в его состав. Первое заседание общества состоялось в мае 1909 года, а уже в ноябре Николай Лебеденко в числе первых оформил членство.  Основной целью общество видело в развитии изобретательства и наук в России, для чего оказывало разностороннюю поддержку ученым, изобретателям как финансово, так и экспертно. На деньги общества, к примеру, были организованы лаборатории: аэродинамическая профессора Жуковского при Московском университете, И.П. Павлова в Санкт-Петербурге, физическая профессора П.Н. Лебедева. По изобретениям было выдано более 1000 экспертных заключений. Своего рода финалом деятельности общества стало его участие в проведении в октябре 1916 года 1-го Всероссийского съезда по делам изобретений, самое деятельное участие в котором принял и Н.Н. Лебеденко. Вероятнее всего, что столь активная и продолжительная работа на ниве популяризации науки и изобретений, возможность одним из первых иметь доступ к тем или иным техническим новинкам и идеям и привела Лебеденко к мысли о создании некой научно-технической лаборатории с производственной базой, где потенциально выгодные, сулящие коммерческие перспективы идеи и решения воплощались бы в готовые изделия или методы.  По крайней мере, известен факт, что в 1913 году московские газеты сообщали о грядущем перевороте в полиграфии, который готовит бывший приват-доцент Московского университета Н. Лебеденко, предложивший новый способ красочной печати.

                                                                       

1914-1917

Первая мировая война

        К началу 1 мировой войны Н.Н. Лебеденко имел частную лабораторию (Зубовский бульвар, д.17), занимавшуюся, как минимум, созданием способа цветной печати. Но не только: начавшаяся война дала толчок к созданию многих новых, ранее неизвестных, но крайне необходимых армии устройств. Не желая стоять в стороне, Лебеденко сразу же принимается за работу. Прежде всего, он известен как создатель танка, но это только часть работ его лаборатории. Первым же изобретением, доведенным до серийного производства и принятым на вооружение российской авиации, становится автоматическое устройство для бомбометания с аэропланов. С ГВТУ был заключен договор на поставку 20 штук на сумму 50000 рублей, который Лебеденко выполнил. Помимо этого, в лаборатории велись работы по созданию:

  • взрывчатого вещества «москвит/лизит»
  • способа цветной мозаичной  печати
  • прибора для записи реагирования самолета на действия элеронов и рулей
  • прибора для проверки натяжения расчалок фюзеляжа самолета
  • прибора инструментальной артиллерийской разведки
  • прибора управления автоматическим зенитным огнем
  • трассирующих пуль
  • зажигательных (термитных) бомб
  • «танка»
  • Двигателя АМБС (АМБЕС-1)

                                                                                                                 

                               

 

1916-1917

Создание «Царь-танка»

  Безусловно, самым известным из них является «танк», в создании которого  участвовали будущие известные  конструкторы и ученые А. Микулин и Б. Стечкин. В то время они работали в лаборатории Лебеденко начальниками бюро, будучи еще студентами московского технического училища. Стечкин появился в лаборатории в начале 1915 года, чуть позже – Микулин. Оба – по рекомендации профессора Жуковского, которому приходились племянниками.  Они приняли самое деятельное участие в создании танка: Стечкин произвел расчет всей конструкции, а Микулин – разработал систему фрикционного привода на ведущие колеса. Не давая оценку самому замыслу, стоит отметить, что само по себе создание подобного образца от идеи до испытаний всего лишь за год говорит как минимум  о высокой культуре производства в лаборатории. Изготовление велось на разных заводах, что, однако не стало препятствием для успешной постройки (техническая документация, технический надзор, логистика  — все оказалось на высоте).  Местом складирования поступающих деталей и предварительной сборки стал манеж в Хамовниках (Комсомольский проспект, д.17А). Именно в этом манеже, как вспоминал А. Микулин, во время презентации «танка» военному министру Шуваеву он получил от последнего по протекции Лебеденко отсрочку от призыва в школу прапорщиков. Как знать, удалось бы Микулину, будь он призван на фронт, уцелеть в горниле 1 мировой войны.

                                                                         

Окончательная сборка и испытания «танка» проводились в другом месте: в лесном массиве между Дмитровом и Вербилками. Место было выбрано в результате долгих поисков и поездок по Подмосковью, при этом, как вспоминал Микулин, Лебеденко «не удовлетворялся только тем, чтобы смотреть на карту. Он заставил других инженеров, из другой лаборатории, тайно от нас, сделать ему такую доску для карт с подвижным ходом и, по мере того, как ехал его автомобиль, у него крутилась карта, а приводом он сделал колесо от автомобиля.». В лесу был оборудован полигон с разгрузочной платформой, площадкой для испытаний, мастерскими и казармами для солдат и рабочих. Итог испытаний известен – машина, пройдя некоторое расстояние (около 500 метров), застряла. Какие-либо сведения о полигоне пока не найдены, но в лесном массиве действительно сохранились следы производственно-хозяйственной деятельности периода Первой мировой войны. По крайней мере, находки, сделанные сотрудниками музея в разное время и ныне находящиеся в экспозиции, относятся к этому времени: слева направо сверху вниз — жетон памятный. Министр юстиции А.Ф.Керенский. Вечная слава борцам за свободу, кокарда для головного убора солдатская РИА, кокарда для головного убора унтер-офицерская РИА, стальные детали металлоконструкций — шайба, косынка, спица. Дополнением к ним являются найденные там же патроны винтовок Бердана обр. 1870 г., Гра обр.1874 г., Веттерли обр. 1871-72 г.г.

 

               

Шел 1917 год — февральская революция, двоевластие, корниловский мятеж, Октябрьская революция – круговорот событий поставил точку в судьбе самого известного изобретения Н. Лебеденко. Но не в его собственной.

1917 — 1920 годы

В рядах Белого движения

     Революционные перемены Лебеденко не принял. О его пребывании в Москве в мае 1918 года свидетельствуют документы: он обратился в Университет с просьбой о выдаче ему паспортной книжки взамен утерянной. Прошение было удовлетворено, но, как ни странно, в архивном деле находится и сама паспортная книжка. В этом же году Лебеденко навсегда покидает Москву. О нем писал в своих мемуарах «В годы смут и надежд»  видный деятель Белого движения Г.Н. Трубецкой: «инженер Лебеденко, принимавший деятельное участие в вооружённой борьбе, которая предшествовала утверждению большевиков в Москве». Из его мемуаров следует, что Лебеденко был первым, кто отправился из Москвы на Дон к генералу Алексееву с задачей консолидации антибольшевистских сил. Известно, что в дальнейшем Лебеденко находился в рядах ВСЮР (Вооруженные силы Юга России) и в период с декабря 1919 — марта 1920 годов  эвакуировался из Новороссийска в Константинополь. С мая 1920 года обосновался в Белграде.

                                                                                                                                        

1926 – 1948 годы

В Германии

    Белградский период жизни заканчивается в 1926 году. Вскоре он переезжает в Германию и в начале 1927 года обосновывается в Берлине. За эти годы менялись адреса, но одно осталось неизменным: Лебеденко продолжил заниматься тем же, чем и ранее: научно-технические исследования, преподавательская практика. С 1927 года он активно патентует свои изобретения (или  те, которые таковыми считает) в различных отраслях техники. Получает патенты в Германии, Дании, Франции, США. Интересно, что часть патентов – это разработки дореволюционного периода (способ цветной печати, тип двигателя и др.). В адресных книгах и телефонных справочниках Берлина все это время (до 1948 года) он указывается как ученый, владелец частной лаборатории научно-технических исследований. Находилась она в районе  Вильмерсдорф, на Церингерштрассе 30.

                                                                           

                                                   

Покинув в 1918 году Москву, а в 1920 Россию, Лебеденко, надо полагать, меньше всего желал встречи с бывшими соотечественниками. Однако увидеть их ему пришлось: 1 мая 1945 года через этот квартал прошли наступающие «тридцатьчетверки» 3 гвардейской танковой армии П.С. Рыбалко: севернее –91 танковой бригады, южнее – 53 гвардейской танковой бригады.

После окончании войны Лебеденко  остался проживать по тому же адресу — Берлин,  Церингерштрассе 30, где и скончался в 8 утра 26 мая 1948 года.

Похоронен он был на русском православном кладбище Тегель в 12 ряду 2 квартала. Однако могила его не сохранилась: была утрачена в результате нового захоронения в 2019 году….

    

К сожалению, печальной оказалась и судьба его сына — Льва: обнаружив в архиве запрос 1930 года о социальном положении отца, занялись установлением  его судьбы в надежде найти возможных потомков

           

         Но удалось найти лишь следующее: по данным из книги  «Репрессированные политехники»  (г.Санкт-Петербург, 2009 г.) Лебеденко Лев Николаевич, 3.11.1905 г. р. В 1926 году окончил среднюю школу и поступил теплотехником на фабрику «Свобода». В 1927-1933 работал техником и и.о. инженера в Теплотехническом институте и тресте «Оргэнерго». В 1933-1935 теплотехник в Игарке и в Норильске. С 1935 студент-экстерн энергетического факультета ЛИИ. Отчислен с 27.05.1938 приказом от 15.06.1938 «за академическую неуспеваемость». Одновременно с учебой в институте был преподавателем математики в школе для взрослых №55 Василеостровского района. Фактически арестован 5.11.1937. Приговорен (Ком. НКВД и Прок. СССР, 25.03.1938; статьи 19-58-8, 58-10, 58-11) к ВМН. Расстрелян 8.04.1938 в Ленинграде. Одновременно арестована, приговорена и расстреляна его жена, Журкевич Ольга Леопольдовна, работавшая товароведом.(Архив СПбГПУ. Ф.15. Оп.15. Д. 5797; Ленинградский мартиолог. 1937-1938. Т.9. СПб., 2009. С.176, 286).

      В заключение нужно отметить, что целью и исследовательской работы, и выставки было не дать оценку той или иной стороне личности Николая Лебеденко, его взглядам и убеждениям, но восстановить его судьбу и биографию, поскольку нельзя не признать, что этот человек безусловно внес свой вклад в историю нашей страны и достоин должных уважения и памяти.

Музейно-мемориальный комплекс «История танка Т-34» благодарит за помощь в исследовательской работе сотрудников Российской государственной библиотеки, Российского государственного архива литературы и искусства, Центрального государственного архива города Москвы, Центрального государственного архива Московской области, Александра Леонидовича Клюндера (автора и редактора проекта «Погост Тегель», г.Берлин, Германия), Артемия Фотинича (г. Лос-Анджелес, США),  Дениса Колокольчикова (г.Москва, Россия).

            Использованы материалы информационного ресурса «Памяти героев Великой войны 1914–1918 годов»  Министерства обороны Российской Федерации, электронной библиотеки Государственной публичной исторической библиотеки России.

 

 

 

 75-летию Победы в Великой Отечественной войне посвящается

 100-летию отечественного танкостроения посвящается

 Немеркнущему подвигу коллектива Сталинградского тракторного завода в годы Великой Отечественной войны посвящается

СТАЛИНГРАД – БЕРЛИН – ПОБЕДА

Великая Отечественная война… Чем дальше от сегодняшнего дня отдаляется это тяжелейшее испытание для нашей страны и народа в ХХ веке, тем отчётливее проявляются события, которые, в конечном итоге, и стали основой Великой Победы.

ВОЛЖСКАЯ ТВЕРДЫНЯ

Сталинград. Название этого города известно во всём мире. Но великая сталинградская битва с «коричневой чумой» началась задолго до вторжения гитлеровских полчищ и их сателлитов в Советский Союз.

Полностью ознакомиться с интернет-выставкой можно по ссылке

Более подробно о жизни и деятельности Анатолия Николаевича Демьяновича можно прочитать в выпущенном в 2019 году издательством «Весь Мир» (vesmirbooks.ru) сборнике «Танки и люди: «битвы в пути» главного инженера Демьяновича».

Телеканал «ТВ БРИКС» в рамках гуманитарного проекта Ивана Полякова в 2020 году посвятил этой же теме 12-й тематический выпуск с участием дочери героя – Валерии Анатольевны Демьянович

С этим выпуском можно познакомиться по следующим ссылкам:

https://www.vesmirbooks.ru/about/meet-the-publisher/tanki-i-lyudi/

или

https://www.youtube.com/watch?v=J4rhquSf01o

Музейно-мемориальный комплекс «История танка Т-34» выражает глубокую признательность

Валерии Анатольевне Демьянович за помощь в подготовки интернет-выставки!